test
НОВОСТИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
ПОИСК ОДНОКУРСНИКОВ
ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЕ УЧАСТНИКИ СООБЩЕСТВА
КАТАЛОГ ГОРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ
КОНТАКТЫ

Новые предложения
Новые участники сообщества
Компании в сообществе

Выставки:










Вход для пользователей: e-mail:    
Зарегистрироваться пароль:     Запомнить меня
Поиск по сайту:    
  Забыли пароль?  



НОВОСТИ ГОРНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Поиск для зарегистрированных пользователей:
Поиск по разделам   Поиск по фирмам   Поиск по дате  
X
Поиск по дате:
<< Август, 2019 >>
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Март, 2019   Февраль, 2019   Январь, 2019   Декабрь, 2018   Ноябрь, 2018   Октябрь, 2018   Сентябрь, 2018   Август, 2018   Июль, 2018   Июнь, 2018   Май, 2018   Апрель, 2018   Март, 2018   Февраль, 2018   Январь, 2018   Декабрь, 2017   Ноябрь, 2017   Октябрь, 2017   Сентябрь, 2017   Август, 2017   Июль, 2017   Июнь, 2017   Май, 2017   Апрель, 2017   Март, 2017   Февраль, 2017   Январь, 2017   Декабрь, 2016   Ноябрь, 2016   Октябрь, 2016   Сентябрь, 2016   Август, 2016   Июль, 2016   Июнь, 2016   Май, 2016   Апрель, 2016   Март, 2016   Февраль, 2016   Январь, 2016   Декабрь, 2015   Ноябрь, 2015   Октябрь, 2015   Сентябрь, 2015   Август, 2015   Июль, 2015   Июнь, 2015   Май, 2015   Апрель, 2015   Март, 2015   Февраль, 2015   Январь, 2015   Декабрь, 2014   Ноябрь, 2014   Октябрь, 2014   Сентябрь, 2014   Август, 2014   Июль, 2014   Июнь, 2014   Май, 2014   Апрель, 2014   Март, 2014   Февраль, 2014   Январь, 2014   Декабрь, 2013   Ноябрь, 2013   Октябрь, 2013   Сентябрь, 2013   Август, 2013   Июль, 2013   Июнь, 2013   Май, 2013   Апрель, 2013   Март, 2013   Февраль, 2013   Январь, 2013   Декабрь, 2012   Ноябрь, 2012   Октябрь, 2012   Сентябрь, 2012   Август, 2012   Июль, 2012   Июнь, 2012   Май, 2012   Апрель, 2012   Март, 2012   Февраль, 2012   Январь, 2012   Декабрь, 2011   Ноябрь, 2011   Октябрь, 2011   Сентябрь, 2011   Август, 2011   Июль, 2011   Июнь, 2011   Май, 2011   Апрель, 2011   Март, 2011   Февраль, 2011   Январь, 2011   Декабрь, 2010   Ноябрь, 2010   Октябрь, 2010   Сентябрь, 2010   Август, 2010   Июль, 2010   Июнь, 2010   Май, 2010   Апрель, 2010   Март, 2010   Февраль, 2010   Январь, 2010   Декабрь, 2009   Ноябрь, 2009   Октябрь, 2009   Сентябрь, 2009   Август, 2009   Июль, 2009   Июнь, 2009   Май, 2009   Апрель, 2009   Март, 2009   Февраль, 2009   Январь, 2009   Декабрь, 2008   Ноябрь, 2008   Октябрь, 2008   Сентябрь, 2008   Август, 2008   Июль, 2008   Июнь, 2008   Май, 2008   Апрель, 2008   Март, 2008   Февраль, 2008   Январь, 2008   Декабрь, 2007   Ноябрь, 2007   Октябрь, 2007   Сентябрь, 2007   Август, 2007   Июль, 2007   Июнь, 2007   Май, 2007   Апрель, 2007   Март, 2007   Февраль, 2007   Январь, 2007   Декабрь, 2006   Ноябрь, 2006   Октябрь, 2006   Сентябрь, 2006   Август, 2006   Июль, 2006   Июнь, 2006   Май, 2006   Апрель, 2006   Март, 2006   Февраль, 2006   Январь, 2006   Декабрь, 2005   Ноябрь, 2005   Октябрь, 2005   Сентябрь, 2005   Август, 2005   Июль, 2005   Июнь, 2005   Май, 2005   Апрель, 2005   Март, 2005   Февраль, 2005   Январь, 2005   Декабрь, 2004   Ноябрь, 2004   Октябрь, 2004   Сентябрь, 2004   Август, 2004   Июль, 2004   Июнь, 2004   Май, 2004   Апрель, 2004   Март, 2004   Февраль, 2004  
Дата: 30.10.2009

УГМК оказалась в числе немногих металлургических холдингов, которые использовали кризис для расширения

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) оказалась в числе немногих металлургических холдингов, которые использовали кризис для расширения. Месяц назад она завершила сделку по покупке доли в Челябинском цинковом заводе. Гендиректор УГМК АНДРЕЙ КОЗИЦЫН рассказал "Ъ", что уже в четвертом квартале компания надеется на прибыль, ее рынки восстанавливаются, а банки готовы давать новые кредиты.

— Год назад металлурги объявили о начале кризиса в отрасли. Но если сталелитейные компании регулярно сообщали о своих действиях и картина развития событий для них видна, представители цветной металлургии были гораздо более сдержанны. Как развивался кризис в УГМК?

— Резко упали цены на то, что мы производим. Резко — это еще мягко сказано. Для сравнения: если в июле 2008 года цена на медь доходила до $8 тыс. и были даже скачки до $9 тыс., то в конце сентября она упала сразу вдвое, а к концу года — еще на 50%, то есть до $2,8 тыс. Но у тех, кто занимается цветными металлами, весь бизнес строился на высоком рынке, и, в том числе все, что связано со стройкой, заимствованием, инвестициями. Все это в одночасье пришлось пересматривать. Иначе было сложно подтвердить свою состоятельность, в первую очередь перед финансовыми институтами. Поэтому фактически за октябрь мы уже произвели массу действий по инвестициям, строительству, себестоимости и в части структурирования и управления затратами, потом мы все это систематизировали. Работа продолжается по сей день, хотя ситуация на рынках изменилась. Но пик проблем пришелся на конец сентября — октябрь 2008 года.

— Пришлось останавливать или существенно сокращать какие-то производства?

— Периодически — то короткая неделя, то до месяца отпуска — останавливались наши предприятия, имеющие отношения к черной металлургии.

— А по основным видам продукции?

— В части загрузки по цветным металлам (это касается и меди, и цинка, и в какой-то части свинца) падений практически нет. По году может быть снижение производства на 10%, но за счет очень сложной ситуации с сырьем на основе отходов цветных металлов, то есть с ломом. Все встало — и в четвертом квартале 2008 года, и в первом квартале 2009 года почти никто этими видами сырья не занимался, потому что цены резко упали.

— Какую долю сырья вам обеспечивает лом?

— Около 20%, то есть снижение вдвое. Но по остальным видам сырья загрузка полная, более того — по меди мы даже приросли.

— Насколько изменилась структура спроса?

— В четвертом и первом кварталах был очень низкий спрос внутри страны, его почти не было, и фактически все, что производилось, реализовывалось на экспорт.

— Внешние рынки оставались традиционными для УГМК?

— Да. В части цветных металлов практически ничего не изменилось. Все рынки, которые были, основа — это Европа и арабские страны.

— Сейчас внутренний рынок восстанавливается?

— Оживилось, например, машиностроение, закупающее продукцию нашего радиаторного завода — сработала поддержка, оказанная правительством.

— Насколько аккуратно платят ваши контрагенты?

— Ступор четвертого-первого кварталов прошел, сейчас в рамках договоренностей платят. Мы сейчас поставляем не в долг и не за денежные суррогаты.

— Существенно выросла за кризис дебиторская задолженность?

— Она управляемая, значит, будем говорить, что несущественная.

— Пришлось взыскивать долги через суд?

— В суды мы обращались, но в конечном итоге достигли мировых соглашений.

— Иностранцы платежи не задерживают?

— Там все происходит в рамках контрактов.

— Как отразилось резкое падение цен на ваших финансовых показателях?

— За прошлый год в первые три квартала была прибыль, но в четвертом — убыток. Первое полугодие тоже убыточно. Но пик убытка пришелся на первый квартал, во втором уже пошло снижение. В результате вместо ожидавшихся 6 млрд руб. убытка получили 1,5 млрд руб. Думаю, в третьем квартале выйдем в ноль и по итогам года уже будем состоятельными.

— Насколько существенно упали доходы?

— Если взять год к году, допустим, по состоянию на 30 сентября, то по цветным металлам, думаю, вдвое. Но сейчас идет коррекция, медь стоит в районе $6 тыс., посмотрим, каким будет четвертый квартал. По прогнозам вроде бы меняться ничего не должно. Если выйдем на уровень среднегодовой цены в $4,5-5 тыс., то падение доходов окажется меньшим, особенно с учетом провального четвертого квартала прошлого года.

— Вы рассчитываете, что текущие цены до конца года сохранятся?

— Думаю, да. Предпосылок для того, чтобы они кардинально изменились, нет.

— Каковы прогнозы на следующий год?

— Мы иллюзий никаких не строим, делаем консервативный бюджет. То есть за базу возьмем примерно то, что имеем сегодня, даже чуть меньше, потому что цена во многих случаях спекулятивна и колеблется в сегодняшней редакции от $5,5 тыс. до $6,3 тыс. Мы в бюджет цену закладываем на уровне $5 тыс., а курс возьмем, наверное, 28-30 руб. за доллар.

— Такое резкое падение доходов и убытки не привели к нарушению ковенант по вашим займам?

— Сложности были, особенно в первом квартале. Те, кто нас финансировал, изменили свои позиции, ЦБ изменил политику обеспечения, и активы, которые оценивались по одним коэффициентам, стали оцениваться по-другому, стало с учетом объемов реализации не хватать залоговой массы, возник еще ряд тем, по которым пришлось вести очень сложные переговоры. Но мы их провели и выдержали. Самое главное — у наших контрагентов сформировалось полное понимание того, что мы делаем. Ступор прошел, а на конструктиве мы вопросы, связанные с нашей кредиторской задолженностью, решили.

— Кто ваши основные кредиторы?

— Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. С учетом итогов первого полугодия все вроде успокоились, заняли конструктивную позицию в наших взаимоотношениях, мы провели рефинансирование и продолжаем эту работу. Это живая тема каждый день.

— Рефинансирование — это значит, что вы взяли новые займы на погашение старых? Реструктуризации не было?

— Короткие рефинансировали еще на год, по длинным просто исполняем обязательства. У нас нет просрочки ни по одному из банков, поэтому реструктуризацию мы с ними не обсуждали. Более того, по ряду банков — это в первую очередь Газпромбанк и Сбербанк — есть очень интересные предложения, связанные с возможностью получения кредитов под изменение кредитной задолженности перед другими банками. Мы такие переговоры ведем сегодня.

— Потребовалось ли в условиях резкого падения доходов увеличивать кредитную нагрузку?

— Нет, наоборот, кредиторка у нас уменьшилась примерно на $300 млн.

— Каков общий объем долга?

— Чуть меньше $3 млрд по УГМК, чуть меньше — $700 млн по "Кузбассразрезуглю". По текущим коэффициентам — соотношению чистого долга к EBITDA мы сейчас на уровне трех. С учетом сегодняшней жизни это нормальная ситуация. И в дальнейшем мы планируем работать с кредиторской задолженностью в сторону ее уменьшения.

— Насколько пришлось сократить инвестпрограмму?

— Исходно программа на 2008-2012 годы была на уровне $2 млрд в год. Все, что связано с инвестициями,— основной капитал, ну и отдельно тема девелопмента. Что от нее осталось? Если взять бюджет 2009 года, который принимали в декабре 2008 года, то ничего не осталось. Если по факту прожитых девяти месяцев — то осталось на уровне примерно четверти. На 2010 год будут уже другие цифры, необходимы большие затраты, связанные с горным производством.

— Оставшаяся четверть — это сколько?

— Примерно $500 млн.

— На следующий год инвестпрограмма будет больше?

— Думаю, да.

— В чем причина, что нужно сделать?

— Идет реконструкция по всей схеме, если сейчас мощность компании по меди — 300 тыс. тонн, с учетом повышенных нагрузок — 350 тыс. тонн, то по программе, которая была до 2012 года, нужно выйти на 500 тыс. тонн.

— Почему бы не отложить рост объемов производства?

— Потому что уже понесены огромные затраты, они начаты еще пять лет назад, потому что расширение горного производства — не одномоментная процедура, необходимо строить шахты, стволы и так далее. Длинная история. Если все остановить, будут заморожены огромные деньги.

— К государству за помощью обращались?

— Нет.

— Ни гарантий, ни средств из бюджета, ни давления на кредиторов?

— Нет.

— А по поводу тюменского проекта по строительству сталелитейного завода? Он фактически заморожен, и вы обращались за госпомощью...

— Завод, если бы не кризис, мы бы запустили в этом году. Но тем не менее стройку полностью мы не остановили, есть обязательства подрядчиков перед нами, и они продолжают работать. Конечно, не в тех объемах, что хотелось бы. Но у нас там длинные деньги, связанный кредит под оборудование, оно получено на 100% и на площадке уже находится. Наши обращения к губернатору и полпреду связаны с тем, чтобы найти механизм использования средств инвестфонда под строительство инфраструктуры в рамках проекта. Сейчас документы находятся у Минрегионразвития, речь идет о примерно 1,6 млрд руб. Мы сами уже вложили в проект порядка 10 млрд.

— Сколько он стоит в целом?

— С НДС по докризисным ценам — примерно 22 млрд руб. Сейчас мы все пересчитали, получается 18 млрд руб.

— С учетом 1,6 млрд руб. на инфраструктуру?

— В том числе. Если нам удастся этот вопрос решить, то есть все основания и возможности строить.

— То есть вы будете продолжать этот проект, если получите деньги от государства. А если нет?

— Будем думать, как выходить из ситуации. В моем понимании есть решения. Просто вводить, видимо, придется не комплексно, а частями.

— Оптимистичные и пессимистичные сроки ввода?

— Если не получится с Минрегионразвития, то в течение трех лет мы решим этот вопрос.

— У вас были еще проекты строительства электростанций на Урале и в Кемеровской области...

— Они не были, они есть. Документы подписаны с руководством Кемеровской области, решаем проблемы с землей, с инфраструктурой. Работа, которую не видно, но она идет. Но необходимо понимать, что во всем мире инфраструктура под объекты электроэнергетики — это вопрос государства. Если мы договоримся с государством в лице субъекта или в лице Москвы, то будем продолжать этим заниматься. Что мы сейчас и делаем, пытаясь договориться. Потому что если мы возьмем на себя все обязательства, по инфраструктуре в том числе, и по привлечению финансов, то объект будет несостоятельным, каковы бы ни были цены на электричество и уголь.

— Что вы имеете в виду под инфраструктурой?

— Это ЛЭП, подъезды, дороги, железные дороги, коммуникации, вода, в общем — инженерная инфраструктура.

— Какого объема вложения требуются от государства?

— Я думаю, на уровне 25%.

— От общей стоимости проекта?

— Да.

— А какова общая стоимость проекта?

— Она зависит от удаленности станции от источника топлива.

— Разве площадка еще не выбрана?

— Нет, выбрана, если говорить конкретно о Кемерово, то на борту угольного карьера. Но второе необходимое условие — это рынок потребления. По электроэнергии более или менее все понятно, но вопрос с теплом пока открыт. Если работать без продаж тепла, это одна экономика, а если с продажей — другая. А на тепло в ближайшей округе особо потребителей не наблюдается. Это принципиальный вопрос.

— У вас был корейский партнер — компания Core Cross...

— Они и есть, пока мы с ними работаем, потому что цена и качество в части оборудования, которое они предлагают, нас устраивают. Но есть большая проблема сертификации этого оборудования в России. Чем мы сейчас и занимаемся.

— Чего ждете по ценам на уголь в 2010?

— Пока непонятно, что будет. Это объективная реальность, потому что по углю, например, все контрактовались на 2009 год в 2008 году, а сейчас цены на 2010 год сложно прогнозируемы. На экспорт они явно будут раза в полтора меньше, чем в текущем году, потому что контракты на этот год заключались на высоком рынке, было много спекулятивного. Только если решится вопрос с экспортом, есть смысл в нормальной работе по углю внутри страны, потому что мы в два с лишним раза избыточны по производству угля. Может встать вопрос: а кто лишний на этом рынке, если не будет экспорта?

— Когда ситуация должна проясниться? Обычно когда заканчиваются переговоры по контрактам на следующий год?

— Вообще практика была лето — сентябрь, сейчас этого нет, потому что уголь в самом низу по цене.

— Есть вероятность, что все будут работать с колес?

— Спотовые контракты, квартальные, месячные — почему нет? Я думаю, что будет сложно в первом квартале, а там — жизнь покажет.

— То есть может так произойти, что до конца года у вас не будет контрактов?

— Нет, контракты будут, но не факт, что годовые.

— У других производителей энергетического угля ситуация аналогичная?

— Думаю, скорее всего, да.

— А по коксующемуся углю?

— У нас была фактически провальная ситуация в первом квартале и в меньшей степени во втором. Сейчас мы в общем-то все грузим. Но, во-первых, коррекция произошла не на тот уровень цены, который был до падения (в 2-2,5 раза), а во-вторых — слишком мало времени прошло. Принципиально, как поведет себя Китай. Если Китай будет брать, уголь будет в нормальной цене.

— С российскими энергетиками переговоры начали?

— Переговоры-то мы начали, но все ждут. Все пытаются привязаться к экспорту. При этом наблюдается перепроизводство угля в мире, а спрос падает. Только в Европе по углю снижение будет, я думаю, на 15%.

— Но в России падение энергопотребления невелико — порядка 6%...

— Чтобы реально оценить ситуацию, нужно посмотреть еще, сколько было переходящих остатков по углю на 1 января 2009 года, это же никто не учитывает.

— Остается снижать себестоимость? Насколько удалось это сделать с начала кризиса?

— Если говорить по углю, то на 20-25%. Но себестоимость угля во многом формируется извне — ценами на железнодорожные перевозки, электроэнергию и так далее.

— Людей пришлось сокращать?

— Да.

— Сколько?

— Около 10%.

— По цветным металлам себестоимость тоже снижена?

— Условная пороговая цифра по меди, ниже которой никто из мировых производителей работать не будет,— $3 тыс. за тонну. Мы не являемся исключением. К этой цифре мы и свели с начала кризиса себестоимость примерно с $5 тыс.

— Но теперь цены скорректировались и правительство хочет вернуть экспортные пошлины на медь. Как вы к этому относитесь?

— Отменив пошлину, нам реально правительство очень помогло. К введению новых, плавающих пошлин я отношусь, мягко говоря, сложно, потому что не понимаю: кого и от чего это спасет? Мы получим ограничение по инвестированию, а государство — какое-то количество денег.

— Вы протестовали?

— По части пошлин мы работаем с Минпромторгом фактически в онлайновом режиме. Они про нас все знают.

— Какой поддержки вы бы хотели от государства?

— Привести нормы в соответствие с реалиями. Я уже упоминал, что в начале кризиса изменилась структура требований ЦБ. Прошел год, и я считаю, что в отношении экспортеров ситуацию можно пересмотреть. Почему активы сейчас должны оцениваться с коэффициентами, которые были применимы только на дату их установления? Почему гостиницу Hyatt, сданную в апреле, мы должны оценивать с коэффициентом 0,5? Почему у наших новых промышленных объектов коэффициенты 0,5-0,8? Кроме того, мы экспортеры, у нас в обеспечении валютная выручка, контракты, почему этого недостаточно?

— Ваших активов при таких коэффициентах не хватает на обеспечение кредитов на $3 млрд?

— Стало хватать потому, что изменилась цена на медь. На низком рынке были сложности.

— Тем не менее в кризис вы потратились на покупку у группы ЧТПЗ Челябинского цинкового завода...

— Мы и Русская медная компания инвестировали в это предприятие. Актив интересен, потому что у нас избыток цинкового сырья. Программа, о которой я говорил, по увеличению выпуска меди, связана напрямую и с цинком, потому что мы добываем медно-цинковую руду. И увеличение объема добычи меди влечет за собой автоматически увеличение объемов добычи цинка.

— Кроме суммы сделки, какие вложения требуются?

— Основные затраты уже сделаны до нас, и сейчас надо просто работать над себестоимостью. Если говорить об увеличении мощности, да, потребуются затраты, но это будет позже. К тому же это публичная компания — и в корпоративном плане работает понятно и прозрачно.

— На рынке говорят, что участие Русской медной компании в сделке чисто номинальное...

— Мы изначально обратились в ФАС от лица двух компаний, получили разрешение на сделку и выкупили пакет вместе. Это наша общая тема.

— Актив так и останется общим? Вы не будете его выкупать и РМК будет участвовать в управлении?

— Да, конечно. Пропорционально. Семь членов совета директоров: два независимых, трое наших и два от РМК.

— Что с переговорами о продаже Объединенной авиастроительной корпорации принадлежащего вам контрольного пакета чешского авиазавода LET?

— Мы действительно вели переговоры в прошлом году, но окончательно решение по этому вопросу так и не принято. Сейчас активного продвижения не наблюдается.

— Но это ведь непрофильный для вас актив?

— Совершенно непрофильный, но очень интересный. Очень интересный, очень своеобразный, и очень нравится нам.

— То есть активного желания продать завод нет?

— Посмотрим, как жизнь сложится.

— Что-то еще из активов вы в ближайшее время покупать не планируете?

— Да нет, в общем-то особо не настроены. Но все меняется очень быстро.

— В каком состоянии ваш олимпийский проект — малая ледовая арена на 7 тыс. зрителей?

— Сейчас его бюджет мы оцениваем примерно в $60 млн. Раньше цена была около $100 млн. Мы ее не просто пересмотрели, а занимаемся коррекцией проекта по согласованию с контролирующими органами. Это большая тема, очень непростая. Тем более что после Олимпиады этого объекта быть не должно. Его придется разобрать и возвести где-то в другом месте.

— Зачем вам вся эта олимпийская история?

— Ну, что-то вроде авиазавода.


Новости близкие по теме:
 Яковлевский ГОК завершил I этап реконструкции дробильно-сортировочной фабрики за 40 млн руб
 Партнер Тимченко по клубу «Куньлунь» купил золотой рудник у Газпромбанка
 РМК и Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта договорились о сотрудничестве
 ВЭБ.РФ, Газпромбанк и Сбербанк договорились о финансировании первой очереди ГМК "Удокан".
 Правительство Хабаровского края поддержит проект по освоению Малмыжского месторождения

Все новости раздела:
Добыча и Производство

Март, 2019   Февраль, 2019   Январь, 2019   Декабрь, 2018   Ноябрь, 2018   Октябрь, 2018   Сентябрь, 2018   Август, 2018   Июль, 2018   Июнь, 2018   Май, 2018   Апрель, 2018   Март, 2018   Февраль, 2018   Январь, 2018   Декабрь, 2017   Ноябрь, 2017   Октябрь, 2017   Сентябрь, 2017   Август, 2017   Июль, 2017   Июнь, 2017   Май, 2017   Апрель, 2017   Март, 2017   Февраль, 2017   Январь, 2017   Декабрь, 2016   Ноябрь, 2016   Октябрь, 2016   Сентябрь, 2016   Август, 2016   Июль, 2016   Июнь, 2016   Май, 2016   Апрель, 2016   Март, 2016   Февраль, 2016   Январь, 2016   Декабрь, 2015   Ноябрь, 2015   Октябрь, 2015   Сентябрь, 2015   Август, 2015   Июль, 2015   Июнь, 2015   Май, 2015   Апрель, 2015   Март, 2015   Февраль, 2015   Январь, 2015   Декабрь, 2014   Ноябрь, 2014   Октябрь, 2014   Сентябрь, 2014   Август, 2014   Июль, 2014   Июнь, 2014   Май, 2014   Апрель, 2014   Март, 2014   Февраль, 2014   Январь, 2014   Декабрь, 2013   Ноябрь, 2013   Октябрь, 2013   Сентябрь, 2013   Август, 2013   Июль, 2013   Июнь, 2013   Май, 2013   Апрель, 2013   Март, 2013   Февраль, 2013   Январь, 2013   Декабрь, 2012   Ноябрь, 2012   Октябрь, 2012   Сентябрь, 2012   Август, 2012   Июль, 2012   Июнь, 2012   Май, 2012   Апрель, 2012   Март, 2012   Февраль, 2012   Январь, 2012   Декабрь, 2011   Ноябрь, 2011   Октябрь, 2011   Сентябрь, 2011   Август, 2011   Июль, 2011   Июнь, 2011   Май, 2011   Апрель, 2011   Март, 2011   Февраль, 2011   Январь, 2011   Декабрь, 2010   Ноябрь, 2010   Октябрь, 2010   Сентябрь, 2010   Август, 2010   Июль, 2010   Июнь, 2010   Май, 2010   Апрель, 2010   Март, 2010   Февраль, 2010   Январь, 2010   Декабрь, 2009   Ноябрь, 2009   Октябрь, 2009   Сентябрь, 2009   Август, 2009   Июль, 2009   Июнь, 2009   Май, 2009   Апрель, 2009   Март, 2009   Февраль, 2009   Январь, 2009   Декабрь, 2008   Ноябрь, 2008   Октябрь, 2008   Сентябрь, 2008   Август, 2008   Июль, 2008   Июнь, 2008   Май, 2008   Апрель, 2008   Март, 2008   Февраль, 2008   Январь, 2008   Декабрь, 2007   Ноябрь, 2007   Октябрь, 2007   Сентябрь, 2007   Август, 2007   Июль, 2007   Июнь, 2007   Май, 2007   Апрель, 2007   Март, 2007   Февраль, 2007   Январь, 2007   Декабрь, 2006   Ноябрь, 2006   Октябрь, 2006   Сентябрь, 2006   Август, 2006   Июль, 2006   Июнь, 2006   Май, 2006   Апрель, 2006   Март, 2006   Февраль, 2006   Январь, 2006   Декабрь, 2005   Ноябрь, 2005   Октябрь, 2005   Сентябрь, 2005   Август, 2005   Июль, 2005   Июнь, 2005   Май, 2005   Апрель, 2005   Март, 2005   Февраль, 2005   Январь, 2005   Декабрь, 2004   Ноябрь, 2004   Октябрь, 2004   Сентябрь, 2004   Август, 2004   Июль, 2004   Июнь, 2004   Май, 2004   Апрель, 2004   Март, 2004   Февраль, 2004  

Стена

Нет комментариев на стене








Система Orphus









 









НОВОСТИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ  | ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО  | ПОИСК ОДНОКУРСНИКОВ | СООБЩЕСТВО ГОРНЯКОВ
© МайнеДжоб (1999-2015)